«Оценка коррупции и взяточничества в уголовном праве»

Введение.
Проблема борьбы со взяточничеством всегда была острой для российского общества. Получение взятки, дача взятки представляют собой самые острые и широко распространенные формы коррупции.
Совершение этих преступлений не только нарушает нормальную деятельность властных и управленческих структур, подрывает их престиж, создает у людей представление о возможности решить вопросы, получить желаемое, спасти себя и других лиц от ответственности за счет подкупа должностных лиц, занимающих государственные должности, устанавливаемые Конституцией РФ и федеральными законами либо законами субъектов РФ.
Опасность получения и дачи взятки обуславливается и тем, что они достаточно часто сочетаются с другими тяжкими и особо тяжкими преступлениями, как то: организованными хищениями имущества, с легализацией (отмыванием) денежных средств или имущества, приобретенных незаконным путем, незаконным изготовлением оружия и т.д. Кроме того, и само взяточничество нередко принимает устойчивые формы. Взяточники объединяются в организованные группы и преступные сообщества, взяточничеством и другими преступными формами коррупции охватываются в ряде случаев целые хозяйственные и управленческие системы, оно проникает даже во властные и управленческие структуры и в правоприменительные органы.
Взяточничество как одно из распространенных и опасных проявлений коррупции относится к числу наиболее латентных преступлений. В практической деятельности органов дознания и следствия вызывает затруднение не только выявление и пресечение этого преступления, но и его квалификация.
Таким образом, можно утверждать, что тема данной работы не утратила своей актуальности и в настоящее время.

К ВОПРОСУ О ПОНЯТИИ КОРРУПЦИИ

. До сих пор не выработано само понятие коррупции. Это объясняется трудностью его определения. Даже рекомендации международных организаций по этому вопросу вряд ли могут быть однозначно приняты в нашей стране. Так, в результате проведения Генеральной Ассамблеи ООН 1979 года, межрегионального семинара по проблемам-коррупции (Гавана, 1990 год) в кодексе поведения должностных лиц по поддержанию правопорядка коррупция была определена как злоупотребление служебным положением для достижения личной или групповой вы годы, а также незаконное получение государственными служащими выгоды в связи с занимаемым служебным положением. Злоупотребление служебным положением и получение выгоды, а точнее взяточничество, предусмотрены в ныне действукмцем Уголовном кодексе Российской Федерации, но явно недостаточно полно отра жают признаки коррупции.
На первой сессии Многодисциплинарной Группы Совета Европы по проблемам коррупции (Страсбург, 22-24 февраля 1995 го да) коррупция была определена как “подкуп (взятка), а равно любое иное поведение в отношении лиц, наделённых полномочиями в государственном или частном секторе, которое нарушает обязанности, вытекающие из этого статуса должностного лица, лица, работающего в частном секторе, независимого агента, либо других отношений такого рода, и имеющего целью получение каких бы то нибыло ненадлежащих преимуществ для себя или иных лиц”. Положительным здесь является то, что в сферу коррупции попадает и лицо, склоняющее к совершению таких действий. Однако неоправданное расширение круга субъектов коррупции, ограничение их противоправного поведения одним лишь взяточничеством, а также аморфность формулировки вряд ли могут позволить опираться на это определение при выработке понятия коррупции.
В проекте Федерального Закона “О борьбе с коррупцией” под этим социальным злом понимается использование лицами, уполномоченными на выполнение государственных функций или при равненными к ним, своего статуса и связанных с ним возможностей для непредусмотренного законами получения материальных, иных благ и преимуществ, а также противоправное предоставление им этих благ и преимуществ физическими и юридическими лицами. Причем под приравненным к лицам, уполномоченным на выполнение государственных функций, понимаются служащие, постоянно или временно работающие в органах местного самоуправления, должностные лица муниципальных хозяйствующих субъектов, лица, участвующие в выполнении функций местного самоуправления на общественных началах либо в порядке частной деятельности, кандидаты на занятие выборных государственных должностей или должностей в органах местного самоуправления.
В связи с этим возникает ряд вопросов. Предлагаемый состав субъектов коррупции (лица, работающие в государственных органах и органах местного самоуправления, должностные лица госу дарственных и муниципальных хозяйствующих предприятий) определен достаточно полно. Но он не согласуется с ныне действующим определением должностного лица как занимающего должность, связанную с выполнением организационно-распорядительных или административно-хозяйственных функций в государственных или общественных предприятиях, учреждениях, организациях. Причем под общественными предприятиями, учреждениями и организациями согласно Закону РФ “Об общественных объединениях” понимаются только те, которые не имеют своей целью получение прибыли. Получается, что, с одной стороны, проект расширяет круг субъектов коррупции, включая в него должностных лиц государственных и муниципальных хозяйствующих субъектов, а, с другой стороны, сужает его за счет исключения из этого круга лиц, выполняющих соответствующие функции в общественных предприятиях, учреждениях, и организациях.
Обращает на себя внимание и то, что использование статуса и вытекающих из него возможностей связывается с непредусмотрен ным законами получением благ и преимуществ. Однако очень многие блага и преимущества предусматриваются в подзаконных нормативных актах: наставлениях, инструкциях, положениях и т.д. Кроме этого. коррупционное нарушение может быть не связано с получением благ и преимуществ. Например, преследуя цель спасти от привлечения к ответственности родственников, друзей и т.д.
Анализ международного и отечественного опыта, а также действующего законодательства позволяет сделать вывод о том, что определение понятия “коррупция” осуществляется по двум основным направлениям:

-установление круга субъектов коррупции:
-понятие личной заинтересованности.

На наш взгляд, ныне существующее в уголовном законе определение должностного липа должно быть кардинально изменено в соответствии с Федермьиым Закоком “Об основах государственной службы Российской Федерации” от 31 июля 1995 года. В этом Законе дастся понятие государственной должности, где оно разде ляется на категории “А”. “Б” и “В” и устанавливается необходимость создания реестра государственных должностей, если отнести к должностным лицам всех, кто занимает государственные должности и выполняет организавнюнно-распорядительные и административно-хозяйственные функции в общественных организациях, то мы получим достаточно полный перечень должностных лиц. Из них субъектами коррупции, на наш взгляд, могут быть только те, кто занимает государственные должности.
Сложнее обстоит дело с корыстной заинтересованностью. С одной стороны, она может быть корыстной, а, с другой стороны, отступление от правильного выполнения функциональных обтеанностей должностного лица иногда вызвано личной заинтересованностью (выручить родственника, просьба другого руководителя или авторитетного человека). То есть главное заключается в том, что совершается нарушение служебного долга. Мы считаем, что подобного рода нарушения существуют в следующих формах:
1) должностное лицо незначительно отклоняется от существующих правил, действуя в интересах своей группы (семьи, друзей) и не получая за это вознаграждения;
2) должностное лицо отдает предпочтение членам своей группы (семьи, друзей, клана) при принятии решений, связанных с назначением на должность, заключением контрактов и т.д., при этом не получая материального вознаграждения;
3) должностное лицо получает подношения (деньги, подарки) в качестве условия надлежащего исполнения своих обязанностей (например, оформления документов в установленные сроки, без излишней волокиты и мелочных придирок);
4) должностное лицо получает вознаграждение в обмен на нарушение действующей процедуры рассмотрения вопроса или припятня решения, на базе нарушения законных оснований принятия самого решения. В этом случае при помощи взятки “покупается” ускоренная или облегчённая процедура при наличии законных оснований для того решения, которое нужно взяткодателю (например, принятие единоличного решения там, где требуется комиссионное рассмотрение);
5) должностное лицо получает вознаграждение в качестве условия надлежащею рассмотрения дела. Такая ситуация может сложился, если оно наделено широкими властными полномочиями и не обязано отчитываться в их использовании. Например, судья оценивает факты, характеризующие личность подсудимого на основании внутреннею убеждения и в соответствии с этой оценкой делает вывод об общественной опасности лица и индивидуализирует меру наказания. Но подобное рассмотрение вопроса может быть поставлено недобросовестным судьёй в прямую зависимость от получения взяток, в противном случае смягчающие обстоятельства, перечень коюрых в законе не является исчерпывающим и зависит от усмотрения суда, не будут должным образом учтены и будет назначено более суровое наказание;
6) должносгнос лицо получает вознаграждение за принятие незаконного решения в интересах взяткодателя;
7) должностное лицо получает вознаграждение за ненадлежащее выполнение своих прямых обязанностей (например, за попустительство, за терпимое отношение к каким-либо нарушениям);
8) должностное лицо создаёт такие условия обеспечивающие результаты голосовання благоприятные для проведения выгодного для себя решения;
9) должноснюс лицо умышленно использует своё служебное положение вопреки интересам гос службы в целях получения личной выгоды.
Таким образом, в определении коррупции необходимо учесть два основополагающих момента:
лицо должено быть должностным и использовать либо свой статус должностного лица, либо вытекающие из него возможности для придания приоритетного характера отношениям с отдельным лицом или лицами в противовес другим лицам. В связи с этим мы считаем, что под коррупцией следует понимать незаконное использоваввие должностным лицом своего статуса или вытекающих из него возможностей влиять на других лиц с целью получения личной выгоды. В этом определении фиксируется приоритет интересов одних лиц перед другими. Появление такого ничем не обоснованного преимущества и есть изначальный показатель коррупционного поведения должностного лица, которое это допустило. Такое понимание коррупции позволит точнее определить границы правового регулирова ния этого опасного явления.

Осоенно интересна способность коррупции к самовоспроизводству. Подрывая авторитет государства коррупция избавляет людей вступающих в её ряды от мук совести – человек столкнувшийся с несправедливостью со стороны государства в свою очередь считает себя вправе обмануть государство. Образуется замкнутый круг.

Методы борьбы с организованной преступностью

Организованную преступность делает такой прибыльной и безнаказанной коррупция. Следовательно основным методом борьбы с ОП является борьба с коррупцией.

Широко распространено мнение, что виной всему экономические трудности – достаточно поднять зарплаты государственным служащим и проблема будет решена. Мне думается, это не так. Важно чтобы зарплата не опускалась ниже уровня, обеспечивающего достойное существование. Далее эффект от повышения зарплаты падает. Государство никогда не сможет дать своим служащим денег больше, чем организованная преступность.

Деятельность правоохранительных органов в этой области затруднена, т.к. они подвергаются сильному воздействию со стороны ОП и сами тоже подвержены коррупции.

Самый эффективный способ борьбы с коррупцией – это создание условий препятствующих её появлению и развитию. Организованная преступность может воздействовать на отдельное лицо или правоохранительный орган препятствующий её деятельности, но повлиять на Гос Думу принимающую закон в области государственного управления очень сложно.

Эффективным методом борьбы с коррупцией является проверка приобретения собственности чиновниками.

Материалы конференции
__________________, заместитель начальника кафедры Московского института МВД России, доктор юридических наук, профессор

СОЦИАЛЬНО-ПРАВОВОЙ КОНТРОЛЬ
– НАПРАВЛЕНИЕ БОРЬБЫ С КОРРУПЦИЕЙ

. Изучение международного опыта показывает, что борьбе с коррупцией чаше всего препятстауют:
1) значительная распространенность коррупционных правонарушений в условиях известной ограниченности ресурсов, выделяемых на нужды юстиции;
2) определенная ограниченность возможностей уголовного законодательства в части формулирования признаков коррупционных преступлений и конкретных форм их совершения;
3) трудности в опера тивном выявлении и уголовно-процессуальном доказывании фактов коррупции:
4) недостаточное предупредительное воздействие традиционных мер уголовной ответственности и наказания.
По мнению юристов многих сгран, решению этих проблем может в той или иной мере способствовать использование криминологических форм и методов борьбы с преступностью, в том числе установление особого социально-правового контроля за источнинками доходов, финансово-экономической и иной деятельностью) лиц, подозреваемых в коррупции. По сути, такой контроль выражается в том, что определенные государственные органы, общественные организации, должностные лица законодательно наделяются властными полномочиями по наблюдению и проверке соответствия деятельности конкретных граждан и юридических лиц предъявляемым требованиям с правом информировать об обнаруженных отклонениях компетентные органы и (или) общественность, продлять ходатайства либо рекомендации о привлечении виновных к ответсоенности. Кроме того, контролирующие субъекты наделяются правом в период до принятия окончательного решения судом или иным компетентным органом самостоятельно применять к подконтрольному лицу меры, направленные на предупреждение и пресечение правонарушений, например, временно отстранять от работы лиц, подозреваемых в коррупции, вводить ограничения и запреты на их деятельность для воспрепятствования пользованию или сокрытию средств, добытых преступным путем и т.п.
Социально-праворой контроль как средство борьбы с коррупцией получил наибольшее развитие в Японии и США. В Японии осуществляется регламентированная законом регистрация лиц, против которых выдвинуты обвинения в причастности к организованной преступности и коррупции. Факт такой регистрации обычно доводится до сведения общественности через средства массовой информации, является правовым основанием для установления контроля за поведением конкретного лица, ис точниками его доходов и может повлечь применение к нему ряда правоограничений, препятствующих совершению правонарушению, легализации и расходованию средств, добытых преступным путем, в том числе полученных в виде взяток. В США с 1991 года действует федеральный закон о контроле за организованной преступностью (Государственный закон .№91-452). В качестве базового операционного понятия в нем использован термин “рэкетирская деятельность”, охватывающий, помимо дачи и получения взяток, довольно широкий круг правонарушений, имеющих связь с организованной преступностью (вымогательство, некоторые виды мошенничества, занятие азарт ными играми, незаконные операции с наркотиками и др.). Борьбу с рэкетирской деятельностью, помимо судов, призваны осуществлять специальные органы Большие жюри, которые создаются в масштабах отдельного штата или круга и рассматривают на своих заседаннях материалы о занятии отдельных лиц указанной деятельностью. Если Большое жюри находит основания для возбуждения уголовного преследования, то дело передается в суд. До принятия судом решения за поведением обвиняемого устанавливается контроль, на него возлагается ряд запретов и обязанностей, предусмотренных указанным законом.
В соответствии с §1962 данного закона запрещено любому лицу, которое получает какой-либо доход, извлекаемый прямо или косвенно из какого-либо вида рэкетирской деятельности, использовать или вкладывать прямо или косвенно любую часть такого дохода для приобретения какого-либо предприятия или создания и развертывания работы какого-либо предприятия, которое участвует во внешней торговле или в торговле между штатами или деятельность которого влияет на эти виды торговли. Этим же лицам запрещено приобретать прямо или косвенно участие в прибылях или контроль над каким-либо предприятием, вести или участвовать прямо или косвенно в ведении дел этого прадприятия с помощью какого-либо вида рэкетирской деятельности или путем взимания незаконных долгов. За нарушение указанных запретов предусмотрено уголовное наказание до 25 тыс. долларов или до 20 лет тюремного заключения, или и то и другое одновременно.
Помимо этого, лицо должно добровольно передать в пользу США всю незаконно полученную прибыль или долю имущества. В противном случае на его имущество накладывается арест и оно подлежит конфискации на условиях, которые суд сочтет должными.
Согласно §1964 закона окружные суды США имеют право предотвращать или ограничивать нарушения ранее указанных запретов путем издания соответствующих постановлений, включая (но не ограничиваясь такими мерами) приказание какому-либо лицу отказаться от любого, прямого или косвенного участия в прибылях какого-либо предприятия, распустить или реорганизовывать какое-либо предприятие, не заниматься тем же самым видом деятельности, как и предприятие, в котором он участвует.
Действующее законодательство Российской Федерации, Указы Президента РФ, нормативные акты министерств и ведомств также предусматривают различные меры контроля, которые, помимо прочего, могут использоваться в борьбе с коррупцией. Учитывая довольно значительное количество и разнообразие этих мер, представляется целесообразным рассмотреть их в рамках определенных классификаций.
Так, в зависимости от правовой природы и характера существующие меры контроля можно разделить на две основные группы. Меры финансового контроля. В на
ибольшей степени они используются государственными органами, специально уполномоченными на осуществление такого контроля: органами Министерства финансов, Государственной налоговой службы. Федерального казначейства. Федеральной службы России по надзору за страховой деятельностью. Центрального Банка России, ревизионными, бухгалтерскими подразделениями министерств и ведомств и др. Например, в соответствии с Законом РСФСР от21 марта 1991 года “О-Государственной налоговой службе РСФСР” и указом Президента РФ от 31 декабря 1991 года “О Государственной налоговой службе Российской Федерации” налоговые инспекции имеют право: получать от юридических лиц и граждан необходимые справки и объяснения, обследовать помещения юридических лиц с целью определения налогооблагаемого дохода, приостанавливать операции проверяемых-лиц по расчетам.
Меры оперативно-розыскного, уголовно-роцессуального, административно-правового характера, применяемые правоохранительными органами.
Например, Федеральный Закон РФ от 5 июля1995 года “06 оперативно-розыскной деятельности” предусматривает право этих органов и определенных случаях осуществлять опрос граждан, наведение справок, наблюдение, контроль почтовых отправлений, прослушивание телефонных переговоров и др. В зависимости от механизма действия меры социально-правового контроля, используемые в борьбе с коррупцией, можно также разделить на две группы.
1. Властные полномочия контролирующих субъектов и корреспондирующие им обязанности контролируемых физических и юридических лиц, объективно не ущемляющие конституционные права и свободы граждан.
Примером таких мер могут служить выраженные в различной правовой форме права контролирующих инстанций на получение необходимой им информации, проверку подлинности предоставленнпых сведений и соответствующие обязанности контролируемых предоставлять такую информацию, не препятствовать и не уклоняться от контроля.
2. Специально-првдупреяительные ограничения н запреты, налагаемые на лиц, выступающих объектом контроля, объективно ущемляющие конституционные права и свободы граждан.
Например, ограничения на пребывание в определенных местах, запрет выезжать за пределы населённого пункта ддя лиц, осужденных с отсрочкой исполнения приговора и состоящих под административным надзором, ранее упомянутые ограничения на финансовую деятельность.
Общим недостатком вышеназванных мер является их бессистемность, рассредоточенность по отдельным нормативным актам, отсутствие специальной нацеленности на борьбу с коррупцией. Если в зарубежных странах борьба с коррупцией и организованной преступностью осуществляется на основе специально разработанных государственных программ и особых законодательных актов, то в нашей стране подобная правовая база отсутствует. На эффективности применяемых мер социально-правового контроля сказывается и слабое взаимодействие органов, его осуществляющих.
Справедливости ради необходимо отметить, что и в России принимаются меры к усилению борьбы с коррупцией и организованной преступностью. В частности, на рассмотрение Государственной Думы РФ вносились проекты законов “О борьбе с коррупцией” и “О борьбе с организованной преступностью”. В ходе их обсуждения было принято решение о Целесообразности урегулирования указанных вопросов в рамках единого закона, над проектом которого в настоящее время проводится работа. Можно лишь отметить, что в упомянутых двух законопроектах значительное вниманне уделено социально-правовому контролю.Например, лица, уполномоченные на выполнение государственных функций и приравненные к ним, при занятии определенных должностей должны будут давать письменное обязательство о предоставлении органам, уполномоченным на осуществление контроля, сведений о своих доходах, имуществе, денежных вкладах, совершенных крупных сделках и т.п., а также о воздержании от названной в законопроекте о борьбе с коррупцией деятельности, несовместимой с выполнением государственных функций или создающей благоприятные условия для коррупции. На банки и некоторые другие учреждения возлагаются обязанности заявлять в правоохранительные органы о сомнительных операциях своих клиентов. предоставлять сведения о вкладах и операциях по счетам лиц, подозреваемых в коррупции и других преступлениях, обязательно идентифицировать личность клиента при производстве ряда денежных операций и некоторых имущественных сделок. Должностным лицам правоохранительных органов в необходимых случаях предоставляется право: требовать от юридических и физических лиц доказательств законности совершаемых ими действий; приостанавливать производство денежных операций и имущественных сделок; налагать административный арест на денежные средства и имущество при наличии данных о противоправности их получения; производить предварительную проверку финансово-экономической деятельности, имущественного и финансового положения лица, подозреваемого в занятии организованной преступной деятельностью или коррупцией, его супруга или супруги, близких родственников или совместно проживающих с ним в течение последних пяти лет других лиц, а также физических и юридических лиц общественных формирований, имуществом, средствами которых подозреваемое лицо владело либо пользовалось, либо распоряжалось или именем которых пользовалось.
Наряду с этим в юридической литературе высказываются и другие предложения, направленные на усиление социально-правового контроля в сфере организованной преступности и коррупции. Например, учеными Дальневосточного государственного университета А.Г.Корчагиным, В.А.Номоконовым, В.И.Шульгой предложен свой вариант проекта закона “О мерах против органивованной преступности”. В числе особенностей этого законопроекта хотелось бы выделить предложение об учреждении в республиканских, краевых, областных, городских судах, коллегий по делам об организованной преступности, в обязанности которым вменяется рассмотрение материалов, дающих основание для регистрации субъекта в качестве лица, причастного к организованной преступности и подлежащего включению в “Список лиц, причастных к организованной преступности”. Правовыми последствиями такой регистрации являются:
1) производство проверки имущественного и финансового со стояния лица, его близких родственников, а также всех физических и юридических лиц, с которыми зарегистрированный занимается или занимался в течение последних пяти лет совместной предпринимательской деятельностью;
2) предоставление органам внутренних дел права проводить в отношении зарегистрированного лица предусмотренные законом оперативно-розыскные мероприятия без санкции прокурора;
5) предоставление органам МВД РФ права применять в отношении зарегистрированного лица в полном объеме или частично следующие ограничения:
а) обязать зарегистрировать лицо, не имеющее постоянного места жительстаа, в течение месяца приобрести постоянное место жительства или покинуть пределы республики, края, области, города;
б) не отлучаться с места жительства в определенное время .без разрешения органа внутренних дел
в) не менять постоянное место жительства без разрешения органа внутренних дел,
г) не выезжать за пределы населенного пункта без разрешения органа внутренних дел и возвращаться в указанное время;
д) не посещать определенные места;
е) не встречаться с другимн зарегистрированными лицами, указанными в постановлении
ж) не управлять транспортным средством;
к) являться для регистрации в орган внутренних дел от четырех до восьми раз в месяц
л) в общественных местах подвергаться личному досмотру работинками органов внутренних дел по их требованию.

Определение правовых оснований применения мер контроля, связанных с ограничениями прав и свобод граждан.
Из текста законопроекта, предложенного А.Г.Корчагиным, В.А.Номоконовым и В.И.Шульгой, видно, что уже сам факт регистрации лица и объявления его причастным к организованной преступности, не говоря об упомянутых выше ограничениях, существенно подрывает репутацию человека, может повлечь для него неблагоприятные имущественные и иные последствия. Основанием же для такой регистрации, по мнению авторов проекта, является информация о принадлежности лица к организованной преступной группе, полученная при проведении оперативно-розыскных мероприятий. Эта информация рассматривается судебной коллегией с участием представителя МВД и прокурора, но без участия защитника, после чего в совещательной комнате выносится определение.
По нашему мнению, практическая реализация такого подхода может повлечь необоснованное применение правового ограничения. Основанием для правоограничений может быть лишь противоправное деяние, причем вина лица должна быть доказана в порядке, приемлемом для демократического общества. При этом различные сведения и иные улики, добытые при проведении оперативно-розыскных мероприятий, могут рассматриваться лишь в качестве доказательств. В этом плане более перспективный подход можно обнаружить в проекте закона “О борьбе с коррупцией”. Его авторы сформулировали составы коррупционных правонарушений, степень общественной опасности которых не достигает уровня, свойственного преступлениям, но свидетельствует о склонности лица к злоупотреблению своим служебным положением (например, исполь зование своего статуса для решения личных вопросов, оказание неправомерного предпочтения юридическим и физическим лицам при подготовке и принятии решений и т.п.). Представляется, что совершение такого рода деяний могло бы рассматриваться в качестве оснований для применения правоограничений.
Другой вопрос касается определения круга лиц, которые могут выступать объектом наблюдения и проверки при осуществлении контроля в сфере борьбы с коррупцией. Согласно проекту за кона “О борьбе с коррупцией” все лица, уполномоченные на выполнение государственных функций и приравненные к ним лица, обязаны представлять в налоговую службу по месту жительстна определенные сведения о своем имущественном положении и доходах. Такое же положение содержится в упомянутом ранее Федеративном Законе “Об основах государственной службы Российской Федерации”
Очевидно, однако, что практическая реализация данного законоположения в отношении всех госслужащих и приравненных к ним лиц может столкнуться с большими трудностями, связанными с необходимосчью обработки и учета полученной информации, не говоря уже о проверке подлинности представленных сведений. По этому было бы целесообразно предусмотреть в законе обязанность указанных лиц представлять такого рода сведения лишь по требованню контролирующих органов.

Повысить раскрываемось преступлений связанных с коррупцией может снятие ответственности с взяткодателя. Обосновать это можно тем, что коррупция подразумевает использование должностного положения, т.е. субъектом может являться только взяткополучатель.

Материалы конференции
МП Журавёв, ведущий научный сотрудник НИИ Генеральной Прокуратуры России, доктор юридических наук, профессор

К ВОПРОСУ СОВЕРШЕНСТВОВАНИЯ УГОЛОВНО-ПРАВОВЫХ СРЕДСТВ БОРЬБЫ СО ВЗЯТОЧНИЧЕСТВОМ

. При анализе уголовно-правовых норм, направленных на борьбу со взяточничеством, авторы справедливо, как правило, сосредоточивают внимание на анализе норм, предусматривающих ответственность за получение взятки, а вопросы, связанные с от ветственностью взяткодателей, чаще всего остаются в тени. Между тем, во взятке участвуют два лица – взяткодатель и взяткополучатель. И высокая латентность этих преступлений объясняется во многом тем, что первый не заинтересован в разоблачении второго, так как сам подлежит уголовной отаетственности. Мною вносилось предложение отказаться от ответственности взяткодателей, если взятки даются за совершение должностным лицом в пользу взяткодателя или указанных им лиц законных действий. А наказывать только за подстрекательство в тех случаях, когда в результате взятки должностное лицо совершает противозаконное действие – злоупотребление властью или превышение власти. Эти предложения не нашли отклика. А напрасно. В таком случае была бы разорвана та цепочка, которая связывает взяткодателя с взяткополучателем и значительно была бы облегчена задача разоблачения посладнего. .

Понизить уровень коррупции в стране может упорядочивание деятельности органов государственного управления. Нужно упрощать правовые нормы, делать их понятными и общедоступными. Санкция в отдельной норме права должна иметь как можно меньший диапазон. Чиновник должен обеспечивать выполнение закона, у него должно быть минимум возможностей для проявления своей личной воли.

Материалы конференции
ЕЛ Суховарова ведущий специалист отдела по работе с ценными бумагами МФКАБ “Кузбассоц6анк”, А.В.Нестеров, начальник кафедры Московского института МВД России, кандидат экономических наук

ТРАНСФОРМАЦИЯ КОРРУПЦИИ В УСЛОВИЯХ ПЕРЕХОДА К РЫНКУ

. Интересна, по нашему мнению, структура привлекаемых к ответственности коррумпированных лиц, среди которых 43% составляют работники министерств, комитетов и местных органов управления, 11% – работники кредитно-финансовой системы, 26% – сотрудники правоохранительных органов, 3% – работники контролирующих органов, таможенной службы, депутаты.
Решение проблемы видится в создании системы надежного и действенного общественного контроля за чиновничьим произволом. В этом смысле можно определить следующие направления.
1. Перестройка системы налогообложения от контроля за до ходами к параллельному контролю за доходами и расходами. Пока нам не удается внедрить надежную систему даже декларирования доходов, но в будущем, если мы действительно хотим побороть коррупцию, речь должна идти о декларировании каждым гражда нином доходов и расходов.
2. Изменение системы налогообложения в сторону снижения доли в бюджетах разного уровня косвенных налогов (акцизы, налог на добавленную стоимость), от которых страдает большая часть граждан, коррупции не подверженных, и увеличение доли прямых налогов. При этом необходимо полностью ликвидировать систему льгот по налогу на прибыль корпораций (монополий).
Акценты, видимо, должны быть смещены к увеличению доли средств, поступающих от налогообложения, которые оставались бы в распоряжении субъектов федерации.
3. Создание широкой сети информационно-аналитических центров как это делается, например, в США. которые выполняли бы три основные функции:
– сбор и обобщение материалов о финансово-экономической деятельности фирм, организаций и отдельных граждан;
– предоставление аналитических справок по заявками общестенных организаций и частных предприятий на коммерческой основе;
– информирование по запросам (Минфин и законодательные органы).
4. Создание системы агробанков, с помощью и при посредничестве которых возможно было бы осуществление операций по купли- продаже земельных участков. Вопрос о приватизации земли решиться лишь после создания компьютеризированного кадастра с реальной рыночной оценкой каждого участка по мировым стандартам.
5. Проблема коррупции в профсоюзном движении для России пока еще не актуализировалась, но опыт стран с развитым рынком труда свидетельствует о широчайших в этом смысле возможностях. Поэтому необходимо уже сейчас принимать предупредительные меры: противодействовать излишней централизации, разрастанию управленческого персонала, налаживать особый контроль за дохо дами профбоссов.
6. Скорейшего решения требует проблема внедрения общего сударственной системы безналичных расчетов на основе магнитных носителей под контролем Центробанка.
Контроль за распределением кредитных ресурсов, кроме Минфина и Думы, должен осуществлять специальный Наблюдательный совет, формируемый на основе выборности из числа широких слоев общественности.
7. Обвальное увеличение заказных материалов следует остановить путем проведения специальных думских расследований .
Отдельные мероприятия, проводимые с целью уменьшения коррупции (повышение зарплаты государственным служащим и парламентариям, законодательное закрепление взяточничества под страхом наказания), не дают эффекта.

Ещё одиним методом борьбы с коррупцией, оправдавшим себя на практике, является частая смена лиц, занимающих конкретные должности, что нарушает сложившиеся коррумпированные связи.

Осталось отметить, что уровень коррупции зависит от культурного развития общества, который связан с экономическим положением. А организованная преступность ещё имеет причины общии с неорганизованной преступностью.

Напрашивается общеизвестный вывод – решить сложную проблему можно только используя комплексный подход.

.

Характеристика объекта и предмета преступлений.

Родовой объект преступлений, предусмотренных главой 30 УК, можно определить как совокупность общественных отношений, обеспечивающих нормальную и законную деятельность органов власти. Предусмотренные этой главой преступления посягают на функционирование и престиж органов государственной службы, на интересы государственной службы и на деятельность (интересы) органов местного самоуправления, что составляет видовой объект этой группы посягательств. При этом под органами власти следует понимать все установленные законом властные структуры. Под интересами государственной службы понимается объем обязанностей лица, вытекающих из соответствующих нормативных актов и трудовых договоров с государственными органами, органами местного самоуправления, государственными и муниципальными учреждениями, а также организациями, деятельность которых не противоречит закону. В управленческие или исполнительные системы следует включать структуры любого уровня и ведомственной подчиненности (от Правительства РФ до администрации государственных организаций и учреждений). Службой в системе органов местного самоуправления следует считать выполнение соответствующих должностных или служебных функций (в качестве главы муниципального образования или местной администрации, их заместителей, руководителей отделов, секторов, инспекторского состава и т.д.)
Обязательным признаком анализируемого преступления является его предмет. Видовой объект и предмет преступления — дача взятки полностью совпадают с аналогичными признаками состава получения взятки. Проблеме определения предмета всегда отводилась значительная роль в российском уголовном праве. Трудности на практике и разноплановость высказываемых в юридической литературе точек зрения по поводу характеристики предмета взятки приводили к расплывчатости и размытости этого понятия. А между тем данный признак состава преступления является исходным моментом при установлении объекта преступления и квалификации деяния.
Проводя экскурс в историю российского уголовного права, следует отметить, что вплоть до принятия Уголовного кодекса РФ 1996 г. формулировка предмета взятки законодателем была нечеткой. В ст. 173 УК РСФСР 1960г. он определялся так: «в каком бы то ни было виде».
Пленум Верховного Суда СССР в постановлении от 30 марта 1990 г. №3 «О судебной практике по делам о взяточничестве» подчеркнул материальный характер предмета взятки, указав, что им «могут быть деньги, ценные бумаги, материальные ценности, а также оказываемые безвозмездно, но подлежащие оплате услуги». Более четко и подробно эта идея была закреплена в ст. 290 УК РФ 1996 г. и в п.9 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 10 февраля 2000г.№6, где данный предмет определен как получение должностным лицом взятки «в виде денег, ценных бумаг, иного имущества или выгод и услуг имущественного характера, оказываемые безвозмездно, но подлежащие оплате».
Под «деньгами» (валютой) закон понимает как российские, так и иностранные денежные знаки, имеющие хождение, т. е. находящиеся в финансовом обороте на момент совершения преступления. Старинные российские и иностранные монеты, не имеющие хождения в качестве средства платежа, но обладающие той или иной нумизматической ценностью, деньгами в смысле ст. 290 УК не являются и должны относиться к взятке в виде «иного имущества», разумеется, при условии, если их среднерыночная стоимость не может быть расценена как ничтожная (например, несколько российских копеек или пятаков чеканки 1915 года), что в силу малозначительности исключает общественную опасность содеянного и на основании ч. 2 ст. 14 УК исключает уголовную ответственность (см. комментарий к названной статье Кодекса).
Поскольку термин «взятка» ассоциируется в том числе и с предметом посягательства и его стоимостью, острейшим вопросом практики применения уголовного закона по делам о рассматриваемом преступлении всегда был и остается вопрос о том, каков минимальный размер в денежном выражении незаконного вознаграждения должностного лица за действия (бездействие), совершенные им в интересах взяткодателя, который (размер) является достаточным для привлечения виновного к уголовной ответственности по ст. 290 УК РФ. Это принципиально важный вопрос правоприменительного процесса, восходящий к краеугольной категории уголовного права – основанию уголовной ответственности — и напрямую связанному с ней конституционному правовому статусу гражданина и человека (ст. 64 Конституции РФ).
К сожалению, уголовное законодательство России (как ранее, так и теперь) не регламентирует этот актуальный вопрос с большей или меньшей степенью определенности, формализованной в нормативно установленном пределе в денежном выражении, за верхней чертой которого материальное вознаграждение, принятое должностным лицом в качестве подарка, перерастает в тяжкое преступление – получение взятки, а для лица, вручившего его -в дачу взятки. Было ли вознаграждение дачей взятки или это общепринятая дань благодарности, знак внимания, всецело отдано законом на усмотрение органа, его применяющего. С точки зрения принципа законности, декларированного в ст. 3 УК РФ, отнесение исключительно к субъективному усмотрению правоприменителя столь серьезного вопроса юридической ответственности вряд ли обоснованно. В настоящее время он может решаться только на основе самых общих законоустановлений, содержащихся в ч. 2 ст. 14 УК РФ, согласно которым «не является преступлением действие (бездействие), хотя формально и содержащее признаки какого-либо деяния, предусмотренного настоящим Кодексом, но в силу малозначительности не представляющее общественной опасности, то есть не причинившее вреда и не создавшее угрозы причинения вреда личности, обществу или государству».
Как отмечалось и ранее в юридической литературе, применительно к составу получения взятки «мизерные, малоценные подношения, подарки, являющиеся, скорее, знаками внимания, уважительности, в виде, например, пачки или даже блока сигарет, газовой зажигалки, плитки шоколада, коробки конфет, букета цветов, бутылки вина, взяткой считаться не могут». Профессор Б.В. Волженкин, крупный ученый-специалист в области проблемы уголовной ответственности за взяточничество, по этому поводу пишет: «Если материальная ценность полученного в знак благодарности предмета явно малоценна (букет цветов, коробка конфет и т.п.) и со стороны вручившего это было сугубо знаком признательности, внимания, благодарности, то следует говорить лишь о должностном проступке, не достигшем той степени общественной опасности, которая требуется для преступления».
По мнению авторов учебника «Уголовное право» под ред. д.ю.н. проф. Н.И. Ветрова и д.ю.н. проф. Ю.И. Ляпунова, рассматриваемый вопрос надлежит решать с позиции действующего законодательства, причем не только уголовного, но и других фундаментальных отраслей российского права – государственного, гражданского.
Федеральный закон «Об основах государственной службы Российской Федерации» от 5 июля 1995 года установил, что государственный служащий не вправе получать от физических или юридических лиц вознаграждения (подарки, денежное вознаграждение, ссуды, услуги, оплату развлечений, отдыха, транспортных расходов и иные вознаграждения), связанные с исполнением должностных обязанностей (п. 8, ч. 1, ст. 11). Аналогичные запреты в отношении должностных лиц (служащих) установлены и Федеральным законом «Об общих принципах организации местного самоуправления» от 12 августа 1995 года. Указанные Федеральные законы не определяют юридическую природу названных правонарушений со стороны государственных и муниципальных служащих, являющихся должностными лицами, указывая в общей форме, что они несут ответственность за их совершение в «установленном законом порядке». Есть основания утверждать, что вопрос о том, по какому закону должно отвечать должностное лицо, неправомерно принявшее подарок, иное материальное вознаграждение незначительной стоимости в знак благодарности, должен решаться не на основе субъективного усмотрения правоприменителя, а в соответствии с императивными юридическими установлениями, заложенными в правовую систему государства.
Исходя из этой посылки, следует отметить, что по смыслу ст. 575 Гражданского кодекса РФ, служащим государственных и муниципальных органов не допускается принимать в дар имущественные ценности, стоимость которых превышает пять установленных законодательством Российской Федерации минимальных размеров оплаты труда в связи с их должностным положением или в связи с исполнением служебных обязанностей. Поскольку правовая система государства является единым, органически связанным целым, отдельные отрасли которой находятся относительно друг друга при всей их самостоятельности в отношениях взаимодействия, надо признать, что указанное положение гражданского законодательства должно быть положено в основу решения вопроса о верхнем пределе минимального размера материального вознаграждения должностного лица, превышение которого должно признаваться уголовно-наказуемой дачей – получением взятки. Аналогичным образом предлагают решать рассматриваемый вопрос и другие авторы. При этом мы полагаем, что если так называемый «подарок», хотя бы и меньшей стоимости, чем указанный верхний предел материального вознаграждения, передан должностному лицу под воздействием с его стороны вымогательства, содеянное должно рассматриваться как получение взятки и квалифицироваться по п. «в» ч. 4 ст. 290 УК РФ.
Существуют и другие мнения по этому вопросу. Так, к.ю.н. И. Упоров в статье «От понятия «мздоимство» к понятию «взятка»» пишет: «В уголовно-правовой литературе в вопросе о минимальном размере взятки преобладает мнение о том, что пять минимальных размеров оплаты труда – это та граница, которая отделяет подарок от взятки. При этом ссылка делается на п.3 ст.575 ГК. в данном случае смешиваются различные несоотносимые понятия. Обратимся к уголовно-правовым отношениям. Виновный осознает (при квалифицированном составе взятки , т.е. по ч.2 ст.290 УК – именно об этом идет речь), что получает взятку за совершение конкретных лиц. Если при этом стоимость полученного менее пяти МРОТ, то, выходит взятка трансформируется в подарок. Но от этого разве изменяется сущность деяния? И становится ли оно от этого менее опасным для общества, а если точнее – не разлагает ли оно систему государственной власти и управления?. Очевидно, вопрос о том, является ли деяние, содержащее признаки взятки, преступлением, должен решаться не на основании норм ГК, а на основе общих уголовно-правовых норм, в данном случае – ч.2 ст.14 УК. Малозначительность, в свою очередь, должна определяться не жесткими цифрами, а исходя из конкретных обстоятельств дела.»
Таким образом, в действующем УК законодатель обходит вопрос о минимальном размере взятки, в результате чего следственная и судебная практика по-разному подходит к его решению, что нарушает принцип единообразия законности.

Объективная сторона.
С объективной стороны получение взятки выражается в получении должностным лицом лично или через посредника взятки за действия (бездействие) в пользу взяткодателя или представляемых им лиц, если такие действия (бездействие) входят в служебные полномочия должностного лица либо оно в силу должностного положения может способствовать таким действиям (бездействию), а равно за общее покровительство по службе.
Под действием (бездействием) должностного лица, которые он должен совершить в пользу взяткодателя, следует понимать такие действия, которые он правомочен или обязан был выполнить в соответствии с возложенными на него служебными полномочиями.
В отличие от статьи 285 Уголовного Кодекса диспозиция рассматриваемой нормы существенно расширяет сферу деятельности должностного лица, за которую он может получить взятку при условии, что она связана с его должностным положением, хотя и не входит непосредственно в круг его прямых служебных полномочий. Здесь закон имеет в виду такие случаи, когда должностное лицо, хотя само и не обладает полномочиями для выполнения в интересах взяткодателя соответствующих действий, но в силу своего должностного положения (например, высокий пост в Правительстве РФ, в аппарате Администрации Президента РФ, Государственной Думы и т. д.) могло за взятку, используя свой авторитет и влияние, принять меры к совершению этих действий другими должностными лицами, работающими даже в других ведомствах и структурах органов государственной власти и управления.
Как правило, взятка дается должностному лицу за определенные конкретные действия (бездействие) в пользу взяткодателя или представляемых им заинтересованных лиц. Однако она может быть получена и если лицо в силу должностного положения может способствовать таким действиям (бездействию).
В соответствии с п.4 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации «О судебной практике по делам о взяточничестве и коммерческом подкупе» от 10 февраля 2000г. №6 под должностным положением, способствующим совершению определенных действий в пользу взяткодателя со стороны должностных лиц, следует, в частности, понимать значимость и авторитет занимаемой должности, нахождение в подчинении иных должностных лиц, в отношении которых осуществляется руководство со стороны взяткополучателя. При этом судам следует иметь в виду, что использование личных отношений, если они не связаны с занимаемой должностью, не может рассматриваться как использование должностного положения.
Взятка может быть дана и за так называемое «общее благоприятствование» или, как говорит закон, за общее покровительство (попустительство) по службе, которое может быть проявлено виновным по отношению к взяткодателю в самых разнообразных формах.
К общему покровительству по службе могут быть отнесены, в частности, действия, связанные с незаслуженным поощрением, внеочередным необоснованным повышением в должности, совершением других действий, не вызываемых необходимостью.
К попустительству по службе следует относить, например, непринятие должностным лицом мер за упущения или нарушения в служебной деятельности взяткодателя или представляемых им лиц, нереагирование на его неправомерные действия.
Объективная сторона второго состава преступления в соответствии со ст.291 выражается в даче взятки должностному лицу лично или через посредника.
Для состава получения (дачи) взятки не имеет значения, когда должностному лицу передана взятка – до или после совершения им обусловленных действий, равно как и то, оговаривались ли заранее характер и содержание служебных действий, которые виновный должен был или уже совершил за получение незаконного вознаграждения. В этой связи в судебно-следственной практике различают взятку-подкуп, при получении которой действия должностного лица предварительно оговариваются с взяткодателем, и взятку -вознаграждение, когда материальные ценности вручаются субъекту уже после совершения им заранее не обусловленных предварительной договоренностью действий как бы в виде «благодарности за труды». В этой связи Пленум Верховного Суда РФ в п.11 постановления № 6 «О судебной практике по делам о взяточничестве и коммерческом подкупе» от 10 февраля 2000 г. разъяснил, что дача взятки, а равно как и ее получение должностным лицом считается оконченной с момента принятия получателем хотя бы части передаваемых ценностей.
Это значит, что получение (дача) взятки – формальный состав преступления.
В случаях, когда заранее обусловленная взятка не была получена по обстоятельствам, не зависящим от воли взяткополучателя (например, ввиду пресечения преступления оперативными сотрудниками милиции в момент ее передачи), содеянное им должно квалифицироваться как покушение на получение взятки по ч. 3 ст. 30 и ст. 290 УК РФ.
Не может быть квалифицированно как покушение на дачу или получение взятки высказанное намерение лица дать (получить) деньги, ценные бумаги, иное имущество либо предоставить возможность незаконно пользоваться услугами материального характера в случаях, когда лицо для реализации высказанного намерения никаких конкретных действий не предпринимало.
Из анализа практики вытекают две основные формы получения взяток – открытая и завуалированная. Первая состоит в непосредственном получении должностным лицом взятки. Вторая облекается во внешне законные формы – совместительство, разовые либо постоянные выплаты по договору, соглашению, премии (если для получения премий либо иных выплат нет оснований).
Судебно-следственная практика по данной категории уголовных дел показывает, что способы получения взятки в данном виде бывают подчас весьма хитроумны и нередко искусно закамуфлированы видимостью законной сделки между взяткополучателем и взяткодателем, например, нотариально оформленным договором подряда (ст. 702 ГК РФ), бытового подряда (ст. 730 ГК), строительного подряда (ст. 740 ГК), займа (ст. 807 ГК), открытием сберегательного (депозитного) сертификата на предъявителя в банке и др.
Практике известны и другие завуалированные способы дачи-получения взятки, такие, например, как «продажа» дорогостоящего имущества за бесценок, преднамеренный «проигрыш» в карты, фиктивное зачисление на должность и систематическая выплата взяткополучателю зарплаты без фактического выполнения соответствующей работы. В последнем случае следует различать два варианта квалификации действий взяткодателя и взяткополучателя. Если под видом должностного оклада за якобы выполненную работу должностному лицу выплачиваются государственные денежные средства, содеянное требует дополнительной квалификации по ч. 2 ст. 160 (присвоение или растрата) в отношении как взяткодателя, так и взяткополучателя. В аналогичной ситуации, но в коммерческой структуре состав группового хищения путем злоупотребления служебным положением отсутствуют, т.к. предприниматель вправе распоряжаться принадлежащей ему собственностью по своему усмотрению.
В отдельных случаях как получение взятки может оцениваться предоставление незаконной имущественной выгоды не самому должностному лицу, а его близким.
Если имущественные выгоды в виде денег, иных ценностей, оказания материальных услуг предоставлены родным и близким должностного лица с его согласия либо если он не возражал против этого и использовал свои служебные полномочия в пользу взяткодателя, действия должностного лица следует квалифицировать как получение взятки.
Уголовный кодекс говорит о получении должностным лицом взятки лично или через посредника. Следовательно, не исключается состав данного преступления и в тех случаях, когда виновный получает взятку не непосредственно, а через другое лицо (посредника). Необходимо лишь установить в этих случаях, что должностное лицо воспринимает получаемую через других лиц имущественную выгоду как взятку за совершение деяния с использованием служебного положения в пользу того, от кого получена взятка или кого представляет взяткодатель.
Уголовная ответственность посредника во взяточничестве в зависимости от конкретных обстоятельств по делу и его роли в даче или получении взятки наступает лишь в случаях, предусмотренных ст.33 УК РФ.
Должностное лицо, выполняющее управленческие функции в коммерческой или иной организации, предложившее подчиненному ему по службе работнику для достижения желаемого действия (бездействия) в интересах своей организации дать взятку должностному лицу, несет ответственность по соответствующей части ст.291 УК РФ как исполнитель преступления, а работник, выполнивший его поручение, – как соучастник дачи взятки.
Следует отметить, что согласно п. 20 Постановления Пленума Верховного Суда РФ «О судебной практике по делам о взяточничестве и коммерческом подкупе» от 10 февраля 2000 г. №6 получение должностным лицом денег, ценных бумаг и других материальных ценностей якобы за совершение действия (бездействия), которое он не может осуществить из-за отсутствия служебных полномочий или невозможности использовать свое служебное положение, следует квалифицировать при наличии умысла на приобретение указанных ценностей как мошенничество по ст. 159 УК РФ. Владелец же ценностей в таких случаях несет ответственность за покушение на дачу взятки если передача ценностей преследовала цель совершения желаемого для него действия (бездействия) указанными лицами.
Если лицо получает от кого-либо деньги или иные ценности якобы для передачи должностному лицу в качестве взятки, не намереваясь этого делать, присваивает их, содеянное им следует квалифицировать как мошенничество. Действия владельца ценностей в таких случаях подлежит квалификации как покушение на дачу взятки. При этом не имеет значения, называлось ли конкретное должностное лицо, которому предполагалось передать взятку.
Субъективная сторона. Субъект
Субъективная сторона данных преступлений характеризуется виной в виде прямого умысла. При получении взятки виновный осознает, что он получает незаконную имущественную выгоду за совершение действия (бездействия) в пользу взяткодателя либо оказывает ему покровительство или попустительствует с использованием при этом своего служебного положения. Умысел взяткополучателя охватывает также сознание того, что взяткодатель осведомлен о том, что получаемое должностным лицом вознаграждение незаконно и получается оно за действия (бездействия) в его пользу с использованием виновным своего служебного положения. Получение взятки по своей природе является специальным видом корыстного злоупотребления своими должностными полномочиями. Поэтому обязательным признаком этого преступления является корыстный мотив.
Субъективная сторона состава дачи взятки характеризуется виной в виде прямого умысла: виновный сознает, что он передает должностному лицу незаконное вознаграждение и желает этого.
Субъектом получения взятки может быть только должностное лицо.
Должностными лицами в статьях главы 30 УК РФ признаются лица, постоянно, временно или по специальному полномочию осуществляющие функции представителя власти либо выполняющие организационно-распорядительные, административно-хозяйственные функции в государственных органах, органах местного самоуправления, государственных и муниципальных учреждениях, а также в Вооруженных Силах Российской Федерации, других войсках и воинских формированиях Российской Федерации (см. примечание к ст.285 УК РФ).
Выполнение перечисленных функций по специальному полномочию означает, что лицо исполняет определенные функции, возложенные на него законом (стажеры органов милиции, прокуратуры и др.), нормативным актом, приказом или распоряжением вышестоящего должностного лица либо правомочным на то органом или должностным лицом. Такие функции могут осуществляться в течение определенного времени или одноразово либо совмещаться с основной работой (народные и присяжные заседатели и др.).
В соответствии с п.2 Постановления Пленума Верховного Суда РФ «О судебной практике по делам о взяточничестве и коммерческом подкупе» от 10 февраля 2000 г. №6 к представителям власти следует относить лиц, осуществляющих законодательную, исполнительную или судебную власть, а также работников государственных, надзорных или контролирующих органов, наделенных в установленном законом порядке распорядительными полномочиями в отношении лиц, не находящихся от них в служебной зависимости, либо правом принимать решения, обязательные для исполнения гражданами, а также организациями независимо от их ведомственной подчиненности (например, члены Совета Федерации, депутаты Государственной Думы, депутаты законодательных органов государственной власти субъектов Российской Федерации, члены Правительства РФ и органов исполнительной власти субъектов РФ, судьи федеральных судов и мировые судьи, наделенные соответствующими полномочиями работники прокуратуры, налоговых, таможенных органов, органов МВД РФ и ФСБ РФ, состоящие на государственной службе аудиторы, государственные инспекторы и контролеры, военнослужащие при выполнении возложенных на них обязанностей по охране общественного порядка, обеспечению безопасности и иных функций, при выполнении которых военнослужащие наделяются распорядительными полномочиями).
В вышеупомянутом Постановлении Пленума Верховного Суда РФ подчеркивается, что суду надлежит тщательно исследовать, какие организационно-распорядительные или административно-хозяйственные функции (постоянно или временно) выполняло лицо, привлеченное к ответственности за получение взятки.
Организационно-распорядительные функции включают в себя, например, руководство коллективом, расстановку и подбор кадров, организацию труда или службы подчиненных, поддержание дисциплины, применение мер поощрения и наложение дисциплинарных взысканий.
К административно-хозяйственным функциям могут быть, в частности, отнесены полномочия по управлению и распоряжению имуществом и денежными средствами, находящимися на балансе и банковских счетах организаций и учреждений, воинских частей и подразделений, а также совершение иных действий: принятие решений о начислении заработной платы, премий, осуществление контроля за движением материальных ценностей, определение порядка их хранения и т.п.
Субъектом преступления, предусмотренного ст.290 УК РФ, надлежит признавать, при наличии к тому оснований, и такое должностное лицо, которое хотя и не обладало полномочиями для совершения действия (бездействия) в пользу взяткодателя или представляемых им лиц, но в силу своего должностного положения могло способствовать исполнению такого действия (бездействия) другим должностным лицом.
Не являются субъектами получения взятки работники государственных органов и органов местного самоуправления, государственных и муниципальных учреждений, исполняющих в них профессиональные или технические обязанности, которые не относятся к организационно-распорядительным или административно-хозяйственным функциям.
Лица, постоянно, временно либо по специальному полномочию выполняющие организационно-распорядительные или административно-хозяйственные обязанности в коммерческой или иной организации независимо от формы собственности либо в некоммерческой организации, не являющейся государственным органом, органом местного самоуправления, государственным или муниципальным учреждением, а также поверенные, представляющие в соответствии с договором интересы государства в органах управления акционерных обществ (хозяйственных товариществ), часть акций (доли, вклады) которых закреплена (находится) в федеральной собственности, не могут быть признаны должностными лицами и в случае незаконного получения ими ценностей либо пользования услугами за совершение действия (бездействия) в интересах дающего в связи с занимаемым служебным положением подлежат ответственности по ст. 204 УК РФ.
Следует отметить, что при расследовании должностных преступлений возникает множество квалификационных задач в отношении субъекта должностного преступления. В этом смысле показателен пример по делу Макарова – преподавателя университета.
Курганским областным судом 5 ноября 1998 г. Макаров осужден по ч. 2 ст. 173, ст. 175 УК РСФСР, п. «б» ч. 4 ст. 290 и ст. 292 УК РФ, с него взыскано в доход государства неосновательное обогащение в сумме 5050 руб.
По этому делу осужден также Рыжков по ч. 2 ст. 291 УК РФ.
Макаров признан виновным в неоднократном получении взяток от студентов заочного факультета Курганского государственного университета, должностных и служебных подлогах, совершенных в 1996-1997 гг.
В кассационных жалобах осужденный и его адвокат просили об отмене приговора и прекращении производства по делу за отсутствием события и состава преступления, так как, по их мнению, преподаватель университета не является должностным лицом, т. е. субъектом должностного преступления.
Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ 11 марта 1999 г. жалобы оставила без удовлетворения, указав следующее.
Макаров, работая доцентом кафедры, как преподаватель был наделен правом принятия экзаменов от студентов. Несдача студентом экзамена, т. е. получение неудовлетворительной оценки, влекла определенные правовые последствия: он не допускался к следующей сессии, не переводился на следующий курс, не получал официального вызова на сессию, следовательно, не имел права на получение оплачиваемого учебного отпуска и, кроме того, мог быть отчислен из вуза. Экзаменационные ведомости, листы, зачетные книжки студентов являются официальными документами, на основании которых принимаются решения о переводе студентов на следующий курс, а в итоге -о допуске к дипломной работе.
Поскольку Макаров выполнял свои обязанности в государственном учебном заведении, он являлся должностным лицом, наделенным организационно-распорядительными функциями, а значит, и тем субъектом должностных преступлений, которые указаны в перечне, содержащемся в п. 1 примечания к ст. 285 УК РФ и в примечании к ст. 170 УК РСФСР.
Таким образом, с доводами жалоб о том, что Макаров не являлся субъектом должностного преступления, согласиться нельзя.
Вина осужденного в получении взяток, должностном и служебном подлогах установлена исследованными доказательствами.
Содеянное Макаровым квалифицировано правильно по закону, действовавшему во время совершения преступления.
(Опр. СК ВС РФ от 11.03.1999-БВСРФ. 2000. № 2. С. 12)
Субъектом дачи взятки может быть любое лицо, достигшее 16 лет.
Квалифицированные, особо квалифицированные составы. Освобождение взяткодателей от уголовной ответственности.
Квалифицирующие признаки характеризуют повышенную общественную опасность взяточничества.
Часть 2 ст. 290 УК устанавливает ответственность за квалифицированный состав получения должностным лицом взятки за незаконные действия (бездействие). Они могут выражаться в совершении за материальное вознаграждение как преступлений, например, злоупотребления должностными полномочиями, должностного подлога, так и иных правонарушений, относящихся к категории должностных проступков. По смыслу закона, если должностное лицо, помимо получения взятки, совершает еще и иные преступные действия, оно подлежит уголовной ответственности по совокупности преступлений – по ч.2 ст.290 УК РФ и соответствующей статье УК РФ.
Часть 3 ст. 290 УК РФ устанавливает ответственность за особо квалифицированный состав получения взятки лицом, занимающим государственную должность Российской Федерации или государственную должность субъекта Российской федерации, а равно главой местного самоуправления.
Под лицами, занимающими государственные должности РФ в УК РФ понимаются лица, занимающие должности, устанавливаемые Конституцией РФ, федеральными конституционными законами и федеральными законами для непосредственного исполнения полномочий государственных органов. (примечание к ст. 285 УК РФ).
Под лицами, занимающими государственные должности субъектов РФ в УК РФ понимаются лица, занимающие должности, устанавливаемые конституциями или уставами субъектов РФ для непосредственного исполнения полномочий государственных органов (примечание к ст.285 УК РФ).
Часть 4 ст. 290 УК РФ конструирует особо квалифицированный состав получения взятки, предусмотренного ч. ч. 1, 2 или 3 указанной статьи, если оно совершено:
а) группой лиц по предварительному сговору или организованной группой;
б) неоднократно;
в) с вымогательством взятки;
г) в крупном размере.
Взятку надлежит считать полученной по предварительному сговору группой лиц, если в преступлении участвовали два и более должностных лица, которые заранее договорились о совместном совершении данного преступления с использованием своего служебного положения. При этом не имеет значения, какая сумма получена каждым из них.
В соответствии с законом (ст.35 УК РФ) организованная группа характеризуется устойчивостью, более высокой степенью организованности, распределением ролей, наличием организатора и руководителя. Исходя из этого в организованную группу могут входить лица, не являющиеся должностными, которые заранее объединились для совершения одного или нескольких преступлений. При наличии к тому оснований они несут ответственность согласно ч.4 ст.34 УК РФ как организаторы, подстрекатели либо пособники преступлений, предусмотренных ст.290 и 291 УК РФ. В таких случаях преступление признается оконченным с момента принятия взятки хотя бы одним из должностных лиц.
Надо иметь в виду и другое обстоятельство: при получении взятки по предварительному сговору группой должностных лиц ее размер определяется общей стоимостью полученных ценностей, материальных услуг, а при взыскании необоснованно приобретенного следуют исходить из денежной суммы или размера материальной выгоды, полученной каждым взяткополучателем.
Организатор или руководитель организованной группы взяточников несет ответственность за все совершенные ею преступления, если они охватывались его умыслом. Другие участники организованной группы несут ответственность за преступления, в подготовке или совершении которых они участвовали.
Общее понятие неоднократности преступлений раскрывается в ст. 16 УК РФ. Однако применительно к рассматриваемому составу оно имеет некоторые особенности, которые требуют определенных пояснений.
Квалифицирующий признак «неоднократность» предполагает получение взятки в качестве самостоятельных преступлений не менее двух раз, если при этом не истек срок давности привлечения к уголовной ответственности за предыдущие преступления либо если судимость за совершенное ранее такое же преступление не была погашена или снята.
Дача либо получение взятки в несколько приемов за выполнение или невыполнение действий, обеспечивающих наступление желаемого результата, а равно дача взятки группе должностных лиц, совершающих преступление по предварительному сговору или в составе организованной группы, не может рассматриваться как преступление, совершенное неоднократно.
При систематической передаче ценностей и оказании услуг имущественного характера должностному лицу за общее покровительство или попустительство по службе суду надлежит проверять, не объединены ли эти деяния единым умыслом взяткодателя. При отсутствии признака неоднократности такие действия следует квалифицировать как продолжаемое преступление по ч.1 ст.291 УК РФ. Равным образом при отсутствии признака неоднократности систематическое получение указанных ценностей в виде взятки подлежит квалификации по ч.1 ст. 290 УК РФ, а при наличии к тому оснований – по ч.3 или 4 той же статьи.
Увеличение должностным лицом ранее оговоренной суммы взятки и получение ее дополнительной части также не образует признака неоднократности, если им совершаются действия для достижения одного и того же результата в интересах взяткодателя.
Вымогательство как квалифицирующий признак состава получения взятки означает требование должностным лицом дать взятку под угрозой совершения действий, которые могут причинить ущерб законным интересам взяткодателя, либо умышленное поставление последнего в такие условия, при которых он вынужден дать взятку с целью предотвращения вредных последствий для его правоохраняемых интересов. Простое предложение дать взятку, хотя бы и выраженное открытым текстом, но не сопровождающее подобной угрозой, вымогательством не является.
Имея в виду, что от размера взятки зависит квалификация преступления, любой переданный предмет или оказанные услуги должны получить денежную оценку на основании действительной стоимости предмета, цен, расценок или тарифов за услуги, сложившихся в данной местности или действовавших на момент совершения преступления, а при их отсутствии – на основании заключения экспертов.
В соответствии с «Примечанием» ст. 290 УК крупным размером признается сумма денег, стоимость ценных бумаг, иного имущества или выгод имущественного характера, превышающие триста минимальных размеров оплаты труда. При этом взятка в таких размерах может быть получена не только одновременно, но и отдельными частями в разное время, если их передача должностному лицу составляет эпизоды единого продолжаемого преступления.
Должностное лицо, получившее без предварительной договоренности с другим должностным лицом взятку, а затем передавшее ему в интересах взяткодателя часть полученного, должно нести уголовную ответственность по совокупности преступлений за получение и дачу взятки (ст. 290 и 291 УК РФ).
Часть 2 ст. 291 УК предусматривает ответственность за дачу взятки должностному лицу за совершение им: 1) заведомо незаконных действий (бездействие) или 2) неоднократно. Юридическая характеристика этих квалификационных признаков описана выше.
Однако необходимо отметить, что незаконность такого рода действий (бездействия) была очевидна, бесспорна для лица, дающего взятку. При этом не имеет значения, были ли они фактически совершены должностным лицом.
Квалифицирующий признак неоднократности дачи взятки налицо в тех случаях, когда названное преступление совершается не менее двух раз и при этом не истек срок давности привлечения к уголовной ответственности за первую дачу взятки.
В соответствии с примечанием к ст. 291 УК лицо, давшее взятку, освобождается от уголовной ответственности, если имело место вымогательство взятки со стороны должностного лица или если лицо добровольно сообщило органу, имеющему право возбудить уголовное дело о даче взятки. Первое из обстоятельств, освобождающих лицо от уголовной ответственности за рассматриваемое преступление, – вымогательство взятки, понятие которого раскрыто при анализе состава дачи взятки, предусмотренного ст. 290 УК РФ.
Добровольное сообщение — это сделанное взяткодателем по собственному желанию в любой форме заявление в соответствующий орган о даче им должностному лицу взятки. При этом лицо должно исходить из предположения, что о совершенном им преступлении правоохранительным органам еще ничего не известно. Мотивы добровольного сообщения, а также период времени, истекший с момента дачи взятки, значения не имеют. Закон лишь требует, чтобы такое заявление было сделано органу, имеющему право возбудить уголовное дело о даче взятки. Таким органом может быть прокуратура, суд, следственные аппараты МВД и ФСБ, налоговая полиция, таможенные органы.
Освобождение взяткодателей от уголовной ответственности по мотивам вымогательства взятки или добровольного сообщения о даче взятки не означает отсутствия в действиях этих лиц состава преступления. Поэтому они не могут признаваться потерпевшими и не вправе претендовать на возвращение им ценностей, переданных в виде взятки.
Не могут быть обращены в доход государства деньги и другие ценности в случаях, когда в отношении лица были заявлены требования о даче взятки, если до передачи этих ценностей лицо добровольно заявило об этом органу, имеющему право возбуждать уголовное дело, и передача денег, ценных бумаг, иного имущества проходила под их контролем с целью задержания с поличным лица, заявившего такие требования. В этих случаях деньги и другие ценности, явившиеся предметом взятки, подлежат возвращению их владельцу.
При решении вопроса о возможности возвращения денег и других ценностей лицу, в отношении которого имел место факт вымогательства, суду следует иметь в виду, что если для предотвращения вредных последствий лицо было вынуждено передать вымогателю деньги, другие ценности, то они, подлежат возврату их владельцу.

Заключение.
На основе вышеизложенного можно сделать вывод, что в современной правоприменительной практике обнаружилось немало дискуссионных проблем при квалификации взяточничества.
Постановлением №6 «О судебной практике по делам о взяточничестве и коммерческом подкупе» от 10 февраля 2000 г. и рядом решений по конкретным делам Верховный Суд РФ попытался разрешить некоторые вопросы, возникающие при судебном рассмотрении дел о взяточничестве.
Основные положения Постановления, изложенные в данной работе, призваны служить ориентиром на ближайшее время не только для судебных органов, но и для оперативных, и следственных служб правоохранительных органов при выявлении и расследовании взяточничества.
В тоже время остается неразрешенным ряд вопросов (например, о разграничении взятки и подарка) да и сама судебная практика в отдельных случаях непоследовательна и противоречива. Возможно, одной из причин этого является недостаточное внимание судебных работников к теоретическим разработкам последних лет в юридической науке. Анализ и использование теоретических воззрений таких авторов как Б.В. Волженкин, Б. В. Здравомыслов, П.С. Яни и других, тезисно изложенных в данной работе, может способствовать тому, чтобы судебная практика складывалась в более стройную и логичную систему подходов разрешения всевозможных ситуаций.

Список литературы
1) Уголовное право РФ. Особенная часть под ред. д.ю.н. проф.Б.В. Здавомыслова. М.: «Юристъ». 1999;
2) Уголовное право. Особенная часть: Учебник/Под ред. д.ю.н. проф. Н. И. Ветрова и д.ю.н. проф. Ю. И. Ляпунова. М.: Новый Юрист, 1998;
3) Новое уголовное право России. Учебное пособие. Особенная часть.
4) Преступления и наказания в РФ. Популярный комментарий к УК РФ. Отв. Ред. А.Л. Цветинович. А.С. Горелик, М., Издательство БЕК, 1997;
5) Комментарий к УК РФ под ред. Ю.И. Скуратова, В.М. Лебедева. М.: Издательская группа НОРМА. 1998;
6) Ф. Бражник. А. Толкаченко. Некоторые актуальные вопросы квалификации взятки.//Уголовное право №1, 2000 С.7-11;
7) П. Яни. «Подконтрольная» взятка.//Уголовное право №2, 1998 С.29;
8) И. Упоров. От понятия «мздоимство» к понятию «взятка».//Российская Юстиция №2, 2001 С.64;
9) С. Макаров. О теории и практике квалификации взяточничества и коммерческого подкупа.//Уголовное право №3, 2000 С.26;
10) Е. Краснопеева. Предмет взятки и квалификация содеянного.//Законность №8, 2001. С.44;

Нормативные акты

11) Уголовный Кодекс Российской Федерации.
12) Постановление Пленума Верховного Суда РФ «О судебной практике по делам о взяточничестве и коммерческом подкупе» от 10 февраля 2000 г. №6.
13) МИНИСТЕРСТВО ВНУТРЕННИХ ДЕЛ РОССИИ
14) МОСКОВСКИЙ ИНСТИТУТ
15) КОРРУПЦИЯ В РОССИИ: СОСТОЯНИЕ И ПРОБЛЕМЫ
16) Материалы
17) научно-практической конференции (26-27 марта 1996года)
18) Выпуск 2 Москва, 1996
19) 2) МОСКОВСКИЙ ИНСТИТУТ МВД РОССИИ
20) ТВЕРСКОЙ ФИЛИАЛ МОСКОВСКОГО ИНСТИТУТА МВД РОССИИ
21) ПРОБЛЕМЫ БОРЬБЫ С ОРГАНИЗОВАННОЙ ПРЕСТУПНОСТЬЮ
22) Материалы
23) научно-практической конференции (28-29 ноября 1995 года)
24) Москва, 1996

25) 3) ЕЛ Суховарова ведущий специалист отдела по работе с ценными бумагами МФКАБ “Кузбассоц6анк”, А.В.Нестеров, начальник кафедры Московского института МВД России, кандидат экономических наук
26) ТРАНСФОРМАЦИЯ КОРРУПЦИИ В УСЛОВИЯХ ПЕРЕХОДА К РЫНКУ

27) МП Журавёв, ведущий научный сотрудник НИИ Генеральной Прокуратуры России, доктор юридических наук, профессор
28) К ВОПРОСУ СОВЕРШЕНСТВОВАНИЯ УГОЛОВНО-ПРАВОВЫХ СРЕДСТВ БОРЬБЫ СО ВЗЯТОЧНИЧЕСТВОМ

Материалы конференции

29) __________________, заместитель начальника кафедры Московского института МВД России, доктор юридических наук, профессор
30) СОЦИАЛЬНО-ПРАВОВОЙ КОНТРОЛЬ – НАПРАВЛЕНИЕ БОРЬБЫ С КОРРУПЦИЕЙ

31) работа доцента Москопсюто института МВД России,кандидата юридических наук Л.В.Астафьева.
32) К ВОПРОСУ О ПОНЯТИИ КОРРУПЦИИ

33) работа старшего преподавателя Тульского филиала Юридического института МВД России, кандидата экономических наук Ю.В. Латова.
34) БИЗНЕС ОРГАНИЗОВАННОЙ ПРЕСТУПНОСТИ

ПЛАН

Введение стр.2

К ВОПРОСУ О ПОНЯТИИ КОРРУПЦИИ стр.3-6

СОЦИАЛЬНО-ПРАВОВОЙ КОНТРОЛЬ
НАПРАВЛЕНИЕ БОРЬБЫ С КОРРУПЦИЕЙ стр.6-10
К ВОПРОСУ СОВЕРШЕНСТВОВАНИЯ УГОЛОВНО-ПРАВОВЫХ СРЕДСТВ БОРЬБЫ СО ВЗЯТОЧНИЧЕСТВОМ стр.11
ТРАНСФОРМАЦИЯ КОРРУПЦИИ В УСЛОВИЯХ ПЕРЕХОДА К РЫНКУ стр.11-13
Характеристика объекта и предмета преступлений стр. 13- 17
Объективная сторона. стр. 18- 22
Субъективная сторона. Субъект стр. 22 – 26
Квалифицированные, особо квалифицированные составы. Освобождение взяткодателей от уголовной ответственности............стр.26- 31
Заключение ............................стр.32
Список литерату...........................стр.33- 34

Leave a Comment